Герой | Hero

«Герой», Александр Пушкин

Что есть истина?

Друг

Да, слава в прихотях вольна.
Как огненный язык, она
По избранным главам летает,
С одной сегодня исчезает
И на другой уже видна.
За новизной бежать смиренно
Народ бессмысленный привык;
Но нам уж то чело священно,
Над коим вспыхнул сей язык.
На троне, на кровавом поле,
Меж граждан на чреде иной
Из сих избранных кто всех боле
Твоею властвует душой?

Поэт

Все он, все он — пришлец сей бранный,
Пред кем смирилися цари,
Сей ратник, вольностью венчанный,
Исчезнувший, как тень зари.

Друг

Когда ж твой ум он поражает
Своею чудною звездой?
Тогда ль, как с Альпов он взирает
На дно Италии святой;
Тогда ли, как хватает знамя
Иль жезл диктаторский; тогда ль,
Как водит и кругом и вдаль
Войны стремительное пламя,
И пролетает ряд побед
Над ним одна другой вослед;
Тогда ль, как рать героя плещет
Перед громадой пирамид,
Иль, как Москва пустынно блещет,
Его приемля, — и молчит?

Поэт

Нет, не у счастия на лоне
Его я вижу, не в бою,
Не зятем кесаря на троне;
Не там, где на скалу свою
Сев, мучим казнию покоя,
Осмеян прозвищем героя,
Он угасает недвижим,
Плащом закрывшись боевым.
Не та картина предо мною!
Одров я вижу длинный строй,
Лежит на каждом труп живой,
Клейменный мощною чумою,
Царицею болезней… он,
Не бранной смертью окружен,
Нахмурясь ходит меж одрами
И хладно руку жмет чуме
И в погибающем уме
Рождает бодрость… Небесами
Клянусь: кто жизнию своей
Играл пред сумрачным недугом,
Чтоб ободрить угасший взор,
Клянусь, тот будет небу другом,
Каков бы ни был приговор
Земли слепой…

Друг

Мечты поэта —
Историк строгий гонит вас!
Увы! его раздался глас, —
И где ж очарованье света!

Поэт

Да будет проклят правды свет,
Когда посредственности хладной,
Завистливой, к соблазну жадной,
Он угождает праздно! — Нет!
Тьмы низких истин мне дороже
Нас возвышающий обман…
Оставь герою сердце! Что же
Он будет без него? Тиран…

Друг

Утешься……..

Hero by Alexander Pushkin

What is the truth?

Friend

Fame’s lustre is as fancy free
As wicked sharpened tongue; and she
Alights upon the ranks anointed,
One brow gilds, then as appointed,
Another to the same degree.
And that to which last week they quickened
Men’s fickle hearts are now inured;
But he whose exploits fame has thickened
For long our gaze has now endured.
On gilded throne, midst bitter battle,
Who dwelt amongst a migrant line
Of those who brave the tittle-tattle –
To whom then does your soul incline?

Poet

To him of all – that scornful stranger,
Upon whose aura tyrants fawn;
That soldier who, despising danger,
Then vanished like a ghost at dawn.

Friend

So, when your mind thus blithely reckons
With this marvellous glittering star;
When, as from lofty summit beckons
A sainted pilgrim from afar;
Or then, if fray or flag suffices,
Or else the regal sceptre; then
How do you chart your journey when
A war’s fast-burning flame entices,
In blurred perspective flickers past,
Each triumph greater than the last;
And how the hero’s army shimmers
Before the hulking pyramids;
Or else, how Moscow darkly glimmers,
Accepts him first – and then forbids?

Poet

It’s not amongst his bosom kindred;
Not there I see him, nor in coup
D’état with Caesar’s throne rescinded,
Nor on the peak to which he flew
And sat, tormenting peace to zero,
Traduced by soubriquet of hero,
Tenacious like a mountain oak,
Enfolded in his warrior’s cloak.
That’s not the gist of my phantasma!
I see a line of beds arrayed,
Upon which groan the living dead
All pockmarked by a vile miasma,
The queen of plagues; but he in breath,
Not shamed by ignominious death,
Still paces wards at six and seven
And coldly shakes the deathly hand;
Thus, in a mortal frame of mind,
Invokes good cheer… I swear by Heaven –
Whoever plays his life out so,
Who lets each trial and tribulation
Inform his fading gaze once more,
Will be a friend to all Creation,
Whatever may be laid in store
By callous fate…

Friend

A poet’s cant –
The strict historian must harass!
His voice rings out again – Alas!
And where’s the world’s sublime enchantment?

Poet

We think the truth is what we know
When, coldly, from the median,
It gleams to tempt the greedy
And vindicates the vain! But… no!
The dark of lower truths is dearer –
We’re subterfuge aspirant…
Reflected in the mirror,
The hero’s face, or else… a tyrant…

Friend

Comfort yourself…

Hero by Alexander Pushkin. Translated by Thomas Beavitt ©2020

This translation was sponsored by Bella Evloeva

One thought on “Герой | Hero”

Leave a Reply

Your email address will not be published.